курсы Бастион

Журналисты готовятся к войнам и стихийным бедствиям.

Три часа до рассвета. Крымск встретил нас сонным спокойствием. Мы озираемся в поисках следов наводнения – с трассы не видно. Отправляясь на курсы для журналистов, работающих в кризисных ситуациях, мы с коллегами специально проложили маршрут через Крымск – где знаний по работе и выживанию так не хватало многим.

«Бастион» - специализированные курсы для журналистов, работающих в кризисных ситуациях. С 2006 года их прошли чуть более 500 человек. Одни – чтобы «подтянуть теорию» перед очередной командировкой в раздираемые войной страны, другие – чтобы навсегда решить, что кровь и слезы – не их тема.  От Подмосковья, до Дальнего Востока – разные полигоны, разные вводные. В этот раз курсантов радушно приняли в Седьмой гвардейской десантно-штурмовой дивизии ВДВ в Новороссийске. Да-да, той самой – где поблизости изматывающий полигон «Раевское», и воздух пропитан военной историей. Живем с солдатами, едим с солдатами. Правда, типовые кубрики получше иных гостиниц – уютно, чисто, все удобства. Да и кормят личный состав достойно.

 

Приехали рано – успели погулять по предрассветному Новороссийску, неспешно добраться до Анапы, где и предстояло размещаться (дивизия расквартирована в нескольких частях). В первый день инструктаж и первое предупреждение – как только поймете, что это не ваше, что тяжело – уезжайте. Это не стыдно. Так уже было не раз. Наш курс «выжил» в полном составе. Но до вожделенных сертификатов, до конца, еще далеко.

Начинали с малого – полдня лекций, полдня на полигоне. Одни в спецомуниции штурмуют скалодром, другие по горной тропе идут смотреть на работу военных. Первые нервы – коллега громогласно выражает свои негативные эмоции по отношению к горным склонам, скользкой траве, качающимся мостикам и Российской армии. Спустя час, успокоившись, извиняется за несдержанность. Через несколько дней та же хрупкая девушка переживет учебный захват в заложники, а затем спокойно и деловито будет оказывать первую помощь условно раненным.

Впервые в «Бастионе» участвует ФСБ. Представитель службы – Станислав Титаров подготовил обстоятельную лекцию. Но главное – вышел на диалог. Скажем прямо, поговорить с сотрудником федеральной службы безопасности без протокола, без скрытой камеры – редкая удача. В МВД и Министерстве обороны уже несколько лет стараются наладить диалог с журналистами, теперь их примеру решили последовать и в традиционно закрытом ведомстве. Г-н Титаров заверил прессу, что теперь служба будет более открыта и ответил на вопросы, далеко не все из которых были приятны.

От теории к практике. Лекцию о выживании в плену читает легенда военной журналистики – Николай Иванов. Читает на собственном опыте. Через час его советы уже не кажутся такими далекими. Автобус останавливается на узкой горной дороге, врываются вооруженные люди. Грохот выстрелов, отрывочные команды. Боевики отбирают мобильные телефоны и аппаратуру и выбрасывают нас из автобуса. Коленями на камни. Голову не поднимать – стреляют. Ползем на коленях, сбившись в кучу, поддерживая тех, кто рядом и, одновременно, понимая – сосед может закрыть от пули. Кто-то пытается бежать, кто-то не в силах идти – расстреливают стразу. Остальным надевают на головы плотные наволочки. Бег в гору, вслепую, по узкой тропе, через кусты – задача не из простых.

Бегу. Руки стянуты пластиковыми хомутами, но стараюсь не отпускать спину бегущей впереди коллеги. Так и бежим вслепую, цепочкой. В какой-то момент, запнувшись на кочке, разжимаю руки,  и тут же следует увесистый толчок в плечо, по инерции врезаюсь и падаю на нее, сбивая с ног. Следом кто-то падает на меня. Нас стараются сбить с толку и измотать. Разбивают на небольшие группы. Противоречивые команды сопровождаются стрельбой, нас то гонят вслепую в гору, то резко останавливают и приказывают встать на колени. Вспоминая теорию, заставляю себя радоваться этим передышкам. В плотной наволочке очень тяжело дышать, пот заливает глаза. Бегу на слегка согнутых ногах  - так мягче падать на камни. Стараюсь не тянуть за одежду бегущую впереди. Слушаю голоса террористов, в редкие моменты запоминаю мелькнувшую обувь, пытаюсь наощупь, по одежде, опознать коллег, попавших со мной в одну группу. Наконец мы дошли. Нескольких девушек сразу отправили в зиндан – в яму. Остальных ждет воспитательная программа – показательный расстрел тех, кто, вопреки предостережениям, одет в камуфляж.

Через пару минут с нас снимают наволочки и срезают хомуты-наручники. Я долго и со вкусом вытираю лицо – чешется. «Выжили» не все – часть курсантов все же сошли с дистанции. «Расстрелянные» с воодушевлением фотографируют «выживших».  «Все молодцы! Кто запомнил, как звали главаря?» - интересуется полковник Иванов – главный режиссер захвата. «Мага!» - слышится с нескольких сторон. «Расстрелять!» - подытоживает полковник и снова повторяет основные тезисы – выжить, сохранить достоинство, но не выпячивать гордость, запоминать, но не озвучивать и прочие, такие простые советы.

Массовые беспорядки, подготовленные специалистами МВД, показались на фоне пробежек по горам настоящим «разгрузочным днем». После волнений в столице и регулярных футбольных побоищ, полицейские пересмотрели порядок работы со СМИ и теперь подробная инструкция есть не только для официально аккредитованной прессы, но и для тех, кто решил работать в толпе на свой страх и риск. Хочешь почувствовать себя независимым и сделать репортаж из гущи событий? Пожалуйста! Только когда ситуация накалится, зови на помощь пресс-службу – живые и здоровые, пусть и своенравные, журналисты нужны МВД в нелегком деле улучшения имиджа.

«Специально для дам, у нас в водомете термальная вода для ухода за кожей, а потом запланированы физические упражнения» - шутит «дирижер» учебных беспорядков, замруководителя управления информации и общественных связей столичной полиции  Жанна Ожимина – специалист по работе со спортивными фанатами. По легенде учений, в период проведения значимого футбольного матча за хулиганские действия и различные нарушения общественного порядка были задержаны активные нарушители общественного порядка. После проведения футбольного матча, фанаты вышли на прилегающую к стадиону улицу с требованием отпустить их товарищей. Они перекрыли проезжую часть, нарушая работу общественного транспорта, провоцируя прохожих, разбили несколько витрин магазинов и подожгли автомобиль. На требования сотрудников полиции о прекращении нарушений общественного порядка не реагировали. К местам беспорядков прибыли многочисленные журналисты, часть из которых заявили о своем присутствии полицейским, а часть – рассредоточены в толпе.

Роль хулиганов с воодушевлением взяли на себя военнослужащие. В ОМОН полетели палки, бутылки, дымовые шашки. Предусмотрительные фотографы заранее упаковали камеры – когда страсти накалились, включили водомет. Конечно, к учебным беспорядкам напор подкорректировали, с ног струя не сбивала,  но холодная вода и ветер охладили условных хулиганов. Согреться помог мастер-класс от ОМОНа – в полной экипировке, шлеме и со щитом сильная половина курсантов отрабатывала основные действия стражей правопорядка. Девушки ограничились примеркой амуниции. 

Организаторам «Бастиона» досталась непростая задача – неделя интенсивных тренировок, во время которых нужно успеть научить журналистов не только быстро действовать в критических ситуациях, но и перестраивать мышление в «экстремальный режим», да так, чтобы при этом никого из курсантов не покалечить.

Возвращаемся к действительности. Кто-то из выпускников уже вылетел в Сирию или Кению, кто-то готовит очередной репортаж из затопленных деревень на Дальнем Востоке или в Бразилии, многие работают в своих регионах – будь то разлив клея или сложный пожар.  А где-то в глубине души так хочется, чтобы в один прекрасный день работы для военных репортеров не стало…

 

Ия Швец для "МК" октябрь 2013

 

 

 
Яндекс.Метрика